Тарас Бульба — две РАЗНЫХ повести?

Недавно нам попались интересные материалы, которые в полной мере достойны пополнить копилку «Интересностей» и «История«. Неожиданная развязка, странный подтекст — всё в лучших традициях 🙂 И это по отношению к классическому школьному произведению, которое читали миллионы людей…

Итак, оказалось, что Гоголь не очень любил тщательно работать над текстами своих произведений. Он считал намного более ценным создание нового, чем шлифовку старого. Поэтому над его работами очень сильно потели многочисленные переписчики, редакторы и издатели. Порой они заходили настолько далеко, что отличия между оригиналом и обработкой были громадны (автор был против). Именно это произошло, например, с Тарасом Бульбой.

 Тарас Бульба - две РАЗНЫХ повести?

А теперь интересные подробности.

Существует 2 редакции Тараса Бульбы:

  1. Первое издание: 1835 год,
  2. Второе издание объёмнее первого; имеет больше персонажей — 1842 год.

Вторая редакция до сих пор считается окончательным вариантом гениального произведения Николая Гоголя. Но это не так:

«Тарас Бульба» сильно изменился без воли и желания автора.

Произведение немало утратило по вине переписчика Павла Васильевича Анненкова и издателя Николая Яковлевича Прокоповича.

Последнему Николай Гоголь доверил не только издавать собрание сочинений в 1842 году, но и править стиль и грамматику. Почему? Так как у Гоголя не было настойчивости к совершенству работы, Александра Пушкина. Николай Гоголь творил иначе: обработку считал пустой тратой времени, за которое можно написать новое. Опубликованное становилось ему неинтересным и словно чужим.

Вмешательство в произведения при переписи и неумелые правки стиля привели к увеличению работы для исследователей творчества, им сложнее «освободить» гениальные произведения от «наслоений». Итак, очевидно: повесть существенно «подрихтована». Однако и поныне «Тарас Бульба» завершенным считается во второй редакции (1842 года), а не в оригинале, собственноручно переписанном автором.

Причина проста: повесть перепечатывалась не с оригинала, а с издания 1842 года, «подправленного» П.Анненковым и Н.Прокоповичем. Они «прилизали» остроту, быть может, и натурализм, а вместе с тем — лишили художественной силы.

15 июля 1842 года после выхода «Собрания сочинений» Николай Гоголь пишет встревоженное письмо издателю, в котором указывает: «Вкрались ошибки, но я думаю, они произошли от неправильного оригинала и принадлежат писцу…» Недостатки же самого автора были лишь в грамматических мелочах.

Итак, главная беда заключалась в том, что «Тарас Бульба» набирался не с оригинала, а с копии, сделанной П.Анненковым. Но мы так и не узнали бы, каков оригинал «Тараса Бульбы», если бы не случайность.

Оригинал «Тараса Бульбы» найден в шестидесятые годы ХІХ ст. среди подарков графа Кушелева-Безбородько Нежинскому лицею. Это так называемая нежинская рукопись, полностью написанная рукой Николая Гоголя, внесшего немало изменений в пятой, шестой, седьмой главах, переработавшего 8-ю и 10-ю.

Благодаря тому, что граф Кушелев-Безбородько в 1858 году за 1200 рублей серебром купил у семьи Прокоповичей оригинал «Тараса Бульбы», появилась возможность увидеть оригинал, который устраивал автора.

Примеры отличий двух повестей.

В главе 7 мы теперь читаем:

«Как услышали уманцы, что куренного их отамана Бородатого (здесь и далее выделено мной. — С.Г.) нет уже в живых, бросили поле битвы и прибежали прибрать его тело; и тут же стали совещаться, кого выбрать в куренные… »

В оригинале же рукой Николая Гоголя этот абзац написан следующим образом:

«Как услышали уманцы, что атамана их куренного Кукубенка поразил рок, бросали поле битвы и бежали, чтобы поглядеть на своего атамана; не скажет ли чего перед смертным часом? Но уже давно атамана их не было на свете: чубатая голова далеко отскочила от своего туловища. И козаки, взяв голову, сложили ее и широкое туловище вместе, сняли с себя верхнее убранство и покрыли им его».

Как минимум, больше слов 🙂

А вот Андрей накануне предательства (глава 5 в изменённом варианте):

«Сердце его билось. Все минувшее, все, что было заглушено нынешними козацкими биваками, суровой бранной жизнью, — все сплыло разом на поверхность, потопивши, в свою очередь, настоящее. Опять вынырнула перед ним, как из темной морской пучины, гордая женщина».

В оригинале повести состояние героя описано так:

«Сердце его билось. Все минувшее, все, что было заглушено нынешними козацкими биваками, суровой бранной жизнью, — все сплыло разом на поверхность, потопивши, в свою очередь, настоящее: привлекательный пыл брани и гордо-самолюбивое желание славы и речей промеж своими и врагами, и бивачная жизнь, и отчизна, и деспотические законы козачества — все исчезло вдруг перед ним».

Вспомним описание жестокости казацкого войска в исправленном варианте:

«Избитые младенцы, обрезанные груди у женщин, содранная кожа с ног по колена у выпущенных на свободу, — словом, крупною монетою отплачивали казаки прежние долги», — это читаем мы в нынешних изданиях «Тараса Бульбы».

А в оригинале Николай Гоголь описал это так:

«Запорожцы оставили везде свирепые, ужасающие знаки своих злодейств, какие могли явиться в сей полудикий век: отрезывали груди у женщин, избивали ребенков, «иных», выражаясь своим языком, «они пускали в красных чулках и перчатках», то есть сдирали кожу с ног по колени или на руках по кисть. Казалось, хотели они весь выплатить долг тою же самою монетою, если даже не с процентами».

А вот о белом хлебе, который хочет Андрей взять в Дубно для голодающих. Оказывается, у Николая Гоголя было объяснение, что белого хлеба «вообще не любили запорожцы» и он «приберегался так только на случай, если уже нечего будет есть».

«…Перенимают чорт знает какие басурманские обычаи, гнушаются говорить языком своим…»

— упрекает товарищество Тарас Бульба, встревоженный отречением от родных корней теми, кто живет на русской земле. Это место, подправленное Н.Прокоповичем после переписывания П.Анненковым, заметно сглажено: «Гнушаются языком своим; свой со своим не хочет говорить… »

Кстати, персонаж произведения — атаман Мосий Шило у Николая Гоголя назывался иначе — Иван Закрутигуба; так же, как упомянутый выше атаман Бородатый был заменен Кукубенком.

Подобных примеров можно приводить множество. И горько, что появляется убеждение: немало исследований цитируют и толкуют не того «Тараса Бульбу», которого благословил Николай Гоголь.

Таким образом, Тарас Бульба — действительно два разных произведения.

Один — авторский. А другой — по мотивам. Причём большинство людей знакомо лишь со вторым.

Самое интересное во всей этой истории: сейчас в официальной версии Тараса Бульбы в Википедии считается, что таких отличий между первым и вторым изданием повести не было. К чему бы это?

 Тарас Бульба - две РАЗНЫХ повести?

По материалам «ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ» № 22 (397) 15 — 21 июня 2002; Автор: Сергей ГУПАЛО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *