Могут ли короли жениться по любви?


Многие знают песенку: «Не может по любви жениться ни один король». Однако, сегодня в разделе «Интересности» и подразделе «История» рассмотрим на исторических примерах, могут ли короли жениться по любви? И, соответственно, что из этого получается. Кстати, статья с полезным для жизни выводом 🙂

Для иллюстрации ответа на вопрос рассмотрим две противоположные точки света — Тайланд и Великобритания. 19 и 13 века. Разные времена, разные народы. И, несмотря на некоторое сходство, с разными интересными окончаниями.

Могут ли короли жениться по любви?

Начнём с более недавних событий: наследный тайский принц и русская красавица.

Королевская любовь в Таиланде

История началась в конце 18 века, когда стали налаживаться отношения между царской Россией и королевством Сиам (современный Тайланд). Налаживание отношений дошло до того, что один из сиамских принцев по имени … получил образование в Российской Империи. Где и повстречал свою любовь.

Дело было так:

Сложная ситуация в Азии, где Англия и Франция делили сферы влияния, поставила Сиам в положение, когда только правильная внешняя политика могла спасти суверенитет страны. Король направил трех своих сыновей учиться в Европу. Младший из них, принц Чакрабон закончил пажеский корпус при Академии Генерального штаба, получил звание полковника, а позже женился на простой русской девушке Екатерине Десницкой и увез ее к себе на родину.

Главные герои этой истории были несхожи друг с другом, как разные полюсы. Она — медсестра, он — наследный принц Сиама, приехавший в Санкт-Петербург получать военное образование. Но принц Чакрабон так полюбил Катю Десницкую, что поначалу этой разницы вообще не заметил — он страстно влюбился и сразу предложил своей избраннице руку и сердце. Выражая свои чувства исключительно в образах, он спросил у возлюбленной, нравятся ли ей электрические веера? На что та, не понимая, о чем идет речь, наобум ответила, что очень нравятся. И тогда принц предложил ей поехать с ним в Сиам, где от жары ее будут всегда спасать электрические веера — вентиляторы.


Невеста симамского принца хоть и происходила из простой семьи, но была отнюдь не робкого десятка: за доблестную службу Отечеству Екатерина была награждена Георгиевским крестом, что было в те времена большой редкостью среди женщин.

Они поженились в тайне от родни в Константинополе. Когда же после многих лет скитаний Екатерина оказалась в Бангкоке, король с королевой отказались знакомиться с ней. Из этого следовало, что не было ни единой семьи, ни единого дома, где принц мог бы появить­ся со своей женой. Чакробонг поселил Катю в своих покоях и поклялся ей не иметь других жен и наложниц.

Достойное поведение новоявленной принцессы, не претендующей ни на что, заинтересовало главную жену Рамы Пятого, мать Чакро­бонга. Она пожелала познакомиться с невесткой. Ей хотелось понять, как одна женщина может заменить мужу сто жен?

Женщины понравились друг другу. Королева посоветовала Кате поскорее родить ребенка, уповая на то, что малыш растопит сердце су­рового короля Сиама, и тот признает женитьбу сына. Чула, прекрасный младенец тайской внешности, появился на свет в день рожде­ния своего отца, в тот же час и минуту. В этом увидели добрый знак. Принцессу признали настоящей сиамской принцессой и дали красивое имя Питсанулок.

Когда через 10 лет после свадьбы она узнала, что во время ее поездки в Китай принц привёл к себе во дворец молоденькую тайскую принцессу Чавалит, она не стала с этим мириться и подала на развод. Не прошло и года, как принц Чакрапонг скоропостижно умер, так и не взойдя на престол.

Итак, конец печален: престарелый принц нашёл себе новую, молодую жену. Русская жена обиделась и развелась. А молодая жена короля доконала:

Он умер от гриппа, осложнённого воспалением легких, после того как неугомонная молодая тайская принцесса настояла на том, чтобы, не смотря на дождь и ветер, он находился вместе с ней вместе на палубе королевской яхты. Чакрапонг уже был болен гриппом, у него была высокая температура, но гордость и нежелание оказаться стариком и развалиной в глазах семнадцатилетней «младшей жены» заставили его подняться с постели и выйти на палубу. Он умер на второй день после прихода в Сингапур. Ему было 37 лет.

Вот такая вот поучительная история, которая при иных обстоятельствах могла закончиться лучше 🙂

Могут ли короли жениться по любви?

Королевская любовь в Англии

Вторая история началась в начале 13 столетия. Исходные данные: валлийские (Уэльс, юго-запад Англии) обедневшие аристократы по фамилии Тудур (бывшие и ныне прощённые учасники анти-королевского восстания) решили поправить пошатнувшееся материально-финансовое положение.

Для этого обедневший Маредат ап Тудур решает, что пора переставать гнуть из себя гордого валлийского аристократа и влиятельного земельного магната. Приходится начинать путь наверх, практически, заново: Маредат пристраивает своего сына Оуайна пажом к лондонскому королевскому двору. Мальчик получает английское воспитание, но сохраняет валлийскую необузданность характера и семейную склонность к авантюрам.

Теперь ненадолго сменим вектор.

В 1422–ом году умирает король Генрих V. После короля остаётся 21–летняя вдова — дочь французского короля Екатерина Валуа и сын — годовалый король Англии и Франции Генрих VI. По понятным причинам Генрих VI исполнять свои обязанности не может, и регентскую власть получают братья Генриха V: Джон и Хемфри.

Екатерина, отдавая предпочтение средневековым гламурным тусовкам, политикой не интересуется, и её оставляют при дворе в статусе «вдовствующей королевы и матери короля». И всё бы ничего, но вот только, по выражению её современников, прекрасная француженка «не умеет сдерживать плоть»…

А вот это — потенциально опасно. Мало того, что, в случае чего, бастардов потом неведомо как легализовывать, и смеху — на всю Европу. Но ведь может ещё и так обернуться, что любовником королевы станет кто–нибудь озабоченный не столько сексуально, сколько политически. И мало ли, на что он её подобьёт — возьмут, да и заявят свои права на регентство при малолетнем сыне Екатерины, а это — гражданская война.

К тому же, корона Франции прибыла в Англию именно в качестве её приданного, и в случае повторного замужества Екатерины и смерти Генриха VI (даже королевские дети часто не доживали до совершеннолетия) могут возникнуть разногласия, кому она должна достаться. Неприятность, одним словом.

К 1427–ому году неприятности наклёвываются вполне осязаемым образом: Екатерина сближается с Эдмундом Бофором, 2–ым герцогом Соммерсета — неполноправным членом королевской семьи и влиятельным магнатом. Хэмфри был грамотным политиком и вовремя сообразил, что лучший способ не пустить «олигарха» в политику — это заранее пригрозить ему потерей денег.

Через Парламент проводится документ, регламентирующий порядок вступления вдовствующей королевы в брак, согласно которому, брак может быть заключён исключительно с личного согласия короля по достижению им совершеннолетия. Несанкционированная женитьба на королеве приравнивается к «оскорблению короны», и молодожён должен быть лишён всех земель и титулов. Эдмунд решает не рисковать и прекращает ухаживания, а за Екатериной устанавливается наблюдение.

Вот теперь их пути скрещиваются и сплетаются:


Не уследили: страстную натуру француженки не так–то легко унять. В ситуации, когда все благородные рыцари от неё шугаются, на неё положил глаз… почти слуга, заведующий её гардеробом Оуэн Тюдор. Потому что ему пофиг — ни земель, ни титулов у него всё равно нет, а дикой мужественности столько, что в узких штанах придворного никак не удержать.

Легенда гласит, что на одном из приёмов Оуэн надрался так, что не удержался на ногах и рухнул своей королеве на колени. Оправиться от эротического шока, полученного от столь интимного по тем временам соприкосновения с брутальным валлийским мужиком, Екатерина не смогла и влюбилась до беспамятства. В итоге, 1429–ом году они, вроде как, тайно обвенчались. Хотя, может и не венчались — просто потом было проще выдумать тайный брак, чтобы узаконить детей.

Так или иначе, Екатерину и Оуэна поспешно выпихивают из Лондона с глаз долой, а в 1430–ом рождается их первый сын Эдмунд. Оуэна, как бы, объявляют преступником и лишают владений и титулов (которых и так нет), но наказывать строже совсем не спешат. Более того, в мае 1432–го Парламент подтверждает (или дарует?) за Оуэном Тюдором «права англичанина».

Позорище, конечно, дикое, но Хэмфри, видимо, всё вполне устроило — выйдя за не пойми кого, королева окончательно и бесповоротно лишила себя возможности претендовать на регентство при малолетнем сыне. О чём она сама, судя по всему, совершенно не жалела — совершенно не нужна она, эта власть, при наличии в доме хорошего мужика.

Так Тудуры разом стали англичанами–Тюдорами, породнились с английскими и французскими королями и резко повысили свой социальный статус за пределами Уэльса. Сыновей Екатерины и Оуэна, в последующем снабдили титулами и имениями и пристойно женили — сводные братья короля, всё–таки. Оуэн в дальнейшем показал себя одним из самых верных вассалов своего пасынка.

А то, что в ходе Войны Роз Плантагенеты доведут себя до такого состояния, что претендентом на трон окажется его внук Генрих Тюдор, вины Оуэна нет никакой.

Мораль из этих двух историй: король (ну или королева) могут жениться по любви. Правда, безопасно это будет лишь в том случае, если они откажутся от своих королевских абмиций.

Так что если вам достанется король по любви, то постарайтесь увести его от королевания подальше 🙂

Могут ли короли жениться по любви?

Источники: http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6530/ http://story.d3.ru/comments/539017/ http://story.d3.ru/comments/534247/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *