Элементы одушевления стихий в современной речи


Продолжаем раздел «Интересности» и подраздел «Этимология» статьёй «Элементы одушевления стихий в современной речи». Мы снова попробуем заглянуть на тысячелетия назад, как нам это удавалось в статьях

  1. «Назначение загадочных пещерных комплексов в «пещерных городах» Крыма»,
  2. Амбисфена — что за тварь?
  3. «Исторические корни песни ЛАДУШКИ»
  4. «Колобок – кто / что он?»

Все мы, наверное, слышали, что раньше более-менее первобытные люди одушевляли стихии. Это были боги, духи предков, демоны – что угодно, что могло бы управлять этими стихиями и к кому можно было бы обратиться с просьбой не делать этого и того, а делать то и это 🙂

Знать-то мы это знаем, но понимаем ли на полном серьёзе? Ведь ежу понятно – ветер возникает, когда где-то образуется область пониженного давления. А дождь – конденсат в верхних слоях атмосферы. Похоже, возможность осознавать интересный мир так, как его видели раньше, практически утрачена.

Но, как ни странно, в современной речи сохранились остатки одушевления стихий. Которые можно

  • а) вычислить
  • б) сделать выводы об условиях жизни предков.

Чем мы и займёмся дальше.

Одушевление – это отношение к неживому как к живому.

Скажем, есть стул. И его обычно носят, таскают, залазят, пинают – и не спрашивают о его чувствах по поводу. Но если бы мы считали стул живым, то говорили бы: «Извините пожалуйста, мы на Вас сядем. Не беспокойтесь, попу мы вымыли, и вам вонять не будет» 🙂

Это отношение к стулу проявлялось бы в речи. Например, о неживой табуретке мы бы сказали: «Кто сюда эту хе… ер… фигню поставил?!!!!» А о живом стуле отозвались бы иначе: «Я путём физического контакта ощутил, что здесь с удобством разлёгся уважаемый стул. Я против того, чтобы со стулом обращались подобным образом».

И если бы с течением времени стул вернулся в разряд неодушевлённых предметов, в речи могло сохраниться особое словосочетание о расположении стула:

Разлёгся стул.

Не стоит (как могут стоять столы, деревья, цистерны и т.д.), не лежит (как лежит хлам, носки, посуда), не расположен (как расположены дома, улицы…).

Именно «разлёгся стул» — как бы мы сказали, например, о живом и одушевлённом коте. Произнесите вслух «разлёгся стул» — и почувствуете, как это режет слух непривычностью.


Итак, переходим к сути. Вот наши древние одушевлённые словосочетания:

  • дождь идёт
  • ветер дует
  • снег, град идёт
  • молния бьёт
  • тучи бегут
  • лавина сходит
  • вечер / утро / день наступают
  • ночь пришла.

Все глаголы здесь – это глаголы, обычные для живых, способных двигаться существ.

То есть, о камнях не говорят, что они идут или бьют. Камни падают, катятся – как обычные неживые объекты. О деревьях не говорят, что они присели. О них говорят «стоят, растут, шатаются, качаются» — как о неодушевлённых объектах. Гром не бьёт, он гремит. Солнце не нисходит, а светит. Радуга сияет или раскинулась. Земля лежит, стоит – так же, как говорят о любом другом неодушевлённом предмете.

Ведь, по логике, должно быть как в английском: rain – raining (дождь дождит), wind – winding (ветер ветрит). Например, обычное дело: дым – дымить. Должно было бы:

  • ветер – ветрить
  • дождь – дождить
  • облако – облачить
  • лавина – лавинить
  • и так далее.

Но так не говорят!

Используются слова, характерные для живых и движущихся существ.

Следовательно, вывод: раз в языке сохранились «одушевлённости», связанные с погодой (ветер, снег, дождь, тучи, молния, град и т.д.), то наибольшее беспокойство у древних славян вызывали именно эти явления. Именно они в первую очередь становились «богами», чтобы можно было на них хоть как-то повлиять.

Также, похоже, проблемы были и с ходом времени: весна приходит, время идёт, часы ходят, ночь наступает и т.д. Вероятно, славянам не нравилось, что время уходит 🙂 И они пытались его умилостивить.

Теперь мы можем разгадать загадку

Почему моряки говорят «корабль идёт, ходит», а не «плывёт, движется, едет» и т.д.?

Обычно говоришь моряку «Когда твой корабль приплывёт назад?», а он отвечает «Не приплывёт, а придёт».

Итак, почему?


Потому что моряки относятся к кораблю как к живому существу. По крайней мере, относились раньше. Сейчас, возможно, это уже забылось. А вот словесное отношение как к живому существу осталось. Для примера – лодки плавают. А корабли – ходят.

Более интересно, что славяне – не мореходная нация. Судоходные термины в русском языке в основном заимствованы из Голландии, Англии, Германии. Это и боцман, и шкипер, и так далее. Обычно эти слова буквально не переводились, только искажались.

А вот в английском языке говорят «to go to sea», что значит «выйти в море; стать моряком». Так что моряки ходят – это по старой заимствованной речевой традиции. Эта традиция осталась только на флоте и широкого распространения не получила. Вероятно, именно поэтому сухопутные крысы так и не привыкнут, что плавает, а что ходит 🙂

А вот англичане – очень даже морской народ. В своё время солнце не заходило над Британской империей. А ещё раньше протоптанный генетический след там оставили викинги – ещё более легендарные мореходы.

Из этого можем сделать вывод: поскольку «одушевление» ветра, дождя и снега в русском языке широко распространено и никем не оспаривается, то это очень древние словосочетания.

Вот так вот сохранилось одушевление стихий в русском языке.

Пишите ваши мнения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *