Дикция — часть общения

В разделе «Бизнес» и подразделе «Общение» мы уже не раз публиковали статьи о том, что общение важно в бизнесе (да и не только). Сегодня дикция — часть общения. И мы поговорим про материальную составляющую общения, про буквальное владение языком 🙂

Дикция — часть общения. Кто бы спорил… Но так ли необходимо тренировать дикцию? Ведь большинство людей достаточно хорошо и так говорят, зачем ещё тренировки (регулярные и тяжеловатые, не без того)… Всё дело в таком знакомом понаслышке многим горморе — в адреналине. Адреналин выделяется тогда, когда тело или человек оценивают ситуацию как стрессовую, опасную. Соответственно, с опасностью нужно справиться — и в кровь попадает тот самый адреналин.

Дикция - часть общения

Раньше, когда в ходу были мечи и топоры, этот механизм спасал жизнь: только почувствовал опасность, бам, адреналин, сила, скорость, выносливость — порубил врагов на части, отрезал хищникам всё, что висит, и спи-отдыхай. А сейчас механизм впрыска адреналина остался, а способов его использовать поубавилось. Именно поэтому, когда начинается адреналиновая тряска, скажем, перед важным выступлением, то рекомендуется не стоять и трястись, а побегать, попрыгать, поприседать, упасть отжаться. То есть, сделать всё, чтобы адреналин использовался по максимуму, и на выступлении всё было хорошо.

Но вернёмся к дикции. Интересно, при чём адреналин к дикции?

Всё очень просто. Адреналин предполагает реакцию «бей или беги». И никак не реакцию «постой и поболтай». Поэтому существует такая закономерность: чем более стрессовая ситуация (опасная, важная, сложная), тем больше адреналина — и тем хуже работает речевой аппарат. Грубо говоря, тем хуже ворочается язык.

Другими словами: больше волнения — хуже дикция.

И как раз в этот момент наступает кризис: та дикция, которая удовлетворяла в спокойной обстановке, оказывается НЕДОСТАТОЧНОЙ в обстановке сложной. В общем-то, и всё обоснование необходимости тренировок дикции.

Конечно, можно оценить, что в жизни таких ситуаций мало — и оно того не стоит, дикцию регулярно тренировать. С другой стороны, важных ситуаций мало лишь тогда, когда люди играют в маленькие, простые бизнес-игры (и не только бизнес). Как только игры стают более сложными (а, значит, более интересными, более доходными, более увлекательными), количество опасных ситуаций растёт.

Дикция - часть общения

То есть, для наборщика текста навык общения вообще по сути не нужен. Для телефонных переговоров уже сложнее. Но по телефону опасных ситуаций не бывает. Ведь собеседник далеко 🙂 Но когда в дело вступает риск, когда человек делает большие ставки в надежде на большой доход…

Так что если вы не планируете спокойную жизнь, но хотите приключений, интереса, увеличения удовольствия и благосостояния, то стоит подготовиться заранее. И, в частности, научиться общаться. И в ещё большей частности потренировать дикцию на случай непредвиденных обстоятельств. Тем более что тренировки достаточно просты.

Дикция - часть общения

Собственно, тренировка дикции заключается в улучшении управления ртом.

Любые тренировки, будь то декламационные тексты, риторические упражнения, рецитационные приёмы — все в основе имеют улучшение управления ртом (языком, нёбом, сопутствующими мышцами). В частности, хороший способ — это скороговорки. Нам как раз попалась одна забавная смешная:

В четверг четвертого числа в четыре с четвертью часа

лигурийский регулировщик регулировал в Лигурии,

но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали,

а потом протокол про протокол протоколом запротоколировал,

как интервьюером интервьюируемый лигурийский регулировщик речисто, да не чисто

рапортовал, да не дорапортовал дорапортовывал да так зарапортовался

про размокропогодившуюся погоду что,

дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент,

лигурийский регулировщик акклиматизировался

в неконституционном Константинополе,

где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке,

который начерно обкурен трубкой: не кури, турка, трубку,

купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи,

а то придет бомбардир из Бранденбурга — бомбами забомбардирует за то,

что некто чернорылый у него полдвора рылом изрыл, вырыл и подрыл;

но на самом деле турка не был в деле,

да и Клара-к крале в то время кралась к ларю,

пока Карл у Клары кораллы крал, за что Клара у Карла украла кларнет,

а потом на дворе дёготниковой вдовы Варвары

два этих вора дрова воровали;

но грех — не смех — не уложить в орех:

о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке,

— вот и не до бомбардира ворам было,

и не до дёготниковой вдовы, и не до дёготниковых детей;

зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова:

раз дрова, два дрова, три дрова — не вместились все дрова,

и два дровосека, два- дровокола- дроворуба для расчувствовавшейся Варвары

выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор,

где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла;

цыпленок же цапли цепко цеплялся за цепь;

молодец против овец, а против молодца сам овца,

которой носит Сеня сено в сани,

потом везет Сеньку Соньку с Санькой на санках:

санки- скок, Сеньку- в бок, Соньку- в лоб, все- в сугроб,

а Сашка только шапкой шишки сшиб,

затем по шоссе Саша пошел, Саша на шоссе саше нашел;

Сонька же — Сашкина подружка шла по шоссе и сосала сушку,

да притом у Соньки-вертушки во рту еще и три ватрушки — аккурат в медовик,

но ей не до медовика — Сонька и с ватрушками во рту

пономаря перепономарит, — перевыпономарит:

жужжит, как жужелица, жужжит, да кружится:

была у Фрола — Фролу на Лавра наврала,

пойдет к Лавру на Фрола Лавру наврет,

что — вахмистр с вахмистршей, ротмистр с ротмистршей,

что у ужа — ужата, а у ежа- ежата, а у него высокопоставленный гость унес трость,

и вскоре опять пять ребят съели пять опят

с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины,

и тысячу шестьсот шестьдесят шесть

пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши,

— о всем о том около кола колокола звоном раззванивали,

да так, что даже Константин — зальцбуржский бссперспективняк

из-под бронетранспортера констатировал:

как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать,

так и всех скороговорок не перескороговорить, не перевыскороговорить;

но попытка — не пытка.

Ну а когда вы почувствуете лёгкость и свободу в этом упражнении, то можно начать развлекаться и совать в рот всякие штуки 🙂

Как то камни (как Демосфен), орехи (как Митридат VI Евпатор), карандаши (как не знаем кто 🙂 ) и так далее. Кстати, дополнительный бонус: вам можно будет говорить во время еды 🙂 И, главное, вас все поймут.

Дикция - часть общения

Потом, по достижению мастерства разговора со ртом, полным камнями, можно переходить к декламации в беге, в движении. Кстати, Демосфен не просто болтал с камнями во рту. Он старался перекричать бушующее море. Говорят, у него получалось 🙂

Ну а потом — лишь поддерживающие форму регулярные тренировки. На всё про всё с должным старанием уйдёт меньше года!

Удачной тренировки дикции, материальной части общения.

Если у вас есть ещё какие-нибудь интересные методики тренировки дикции, пишите в комментарии!

Дикция - часть общения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *